Scroll of Zakarum

Пока беседовал с Парвусом, заметил вдруг, как какая-то странная фигура в зеленом на миг появилась над канализационным люком и тут же исчезла. Фигура напоминала женщину, если я правильно помнил -- но это была не Сарина. Я помотал головой, но видение не повторялось. Однако испуганные птицы разлетелись, и я задумчиво проводил их взглядом.

Итериций выслушал мой рассказ с недоверием. Он стоял, задумчиво опустив голову, и постукивал костлявыми пальцами по крошащейся стене. Потом попросил меня описать, что я видел, пока убирался в канализации сегодня утром. Я описал ему все без утайки, не забыв и про встречу с Хорадримом и мумиями, ни про водяных зверюг -- кантор только покачивал головой. Я высказал предположение о некромантии и запретных искусствах, которыми может заиматься кто-то из братьев или из отцов. Я почувствовал, что краснею - хорошо что волосы по здешней традиции падали мне на лоб и были достаточно длинны, чтобы отец кантор не увидел моего смущения. -Тебе не нужно беспокоиться об этом, - провозгласил наконец отец Итериций, оторвавшись от раздумий. - Все эти, как ты говоришь, странные вещи в Курасте имеют свое объяснение, но оно будет открыто достойным. Следуй заветам ордена и велениям отцов, и да будет разум твой светел, как сам Свет Закарума. Я попытался сказать тогда о том запустении, которое царило в священном городе, которое видел я и которого казалось не замечали остальные. Кантор опять покачал головой. -Все это - искушения и иллюзии, которые посылют нам враги наши, демоны и маги-отступники, противники нашей веры, - наконец изрек он. Город священный кажется тебе безобразным и пустым, потому что из-за вражеских козней затуманиваются умы верных. Но твои сомнения идут от чистого сердца, и сейчас я покажу тебе, каким видят священный город те, кто предан закаруму всем сердцем, телом и душою, и каким ты узришь его вновь, когда полностью очистишься и будешь достоин. Ты увидишь его истинное величие, которое сейчас скрыто от маловерных, им кажется, что Город умирает пришел в запустение, тогда как он все возрастает в своем величии, благодаря мудрости Совета, ревнителям истины и верным слугам Света-иерофантам и зилотам, и ненависти к врагам нашей веры, которую мы всяко должны в себе поддерживать, дабы быть карающим бичом для всех неверных... да, да, бичом -- он закашлялся... - Ты увидишь истинное величие. Гляди.

И тогда я увидел Город таким, каков он был, сразу и целиком. Джунгли расступились, а листва деревьев, росших внутри города, вместо уныло-темной стала светло-изумрудной, и на ветвях распустились диковинные цветы. С ясных небес мощеные улицы заливало солнце; дома и храмы были крепкими и красивыми, вода в прудах была кристально чистой, лица простых людей и братьев на улицах были радостными и просветленными. Я увидел нижний город, где крыши маленьких хижин были покрыты свежим тростником; на улицах резвились дети, а брат Рубеус стоял возле ворот и протягивал пищу зверям из леса, послушно собравшимся у его ног. Я увидел базар, где бодрые торговцы предлагали плоды и оружие, одежду и иные диковинные товары, а братья со всем подобающим им смирением собирали пожертвования на укрепление древних храмов. Я увидел храм, стены которого были чисты от крови, а пол не был покрыт паутиной, и Сарина с ее воинством стояла перед священной книгой Лан Эссена и внимала ее мудрости. Когда я увидел Сарину, сердце мое встрепенулось, но мысленный взор мой шел еще дальше, к верхнему городу, где находились мы с наставником - Итериций в чистых священных одеждах стоял у стены, богато украшенной росписью, а на столе возле нас лежал свежий хлеб и прекрасные фрукты. Наставник улыбнулся мне, поощряя, и я мыслью последовал туда, куда звало меня сердце - к священному Травинцалу. До меня доносились звуки песнопений, и я увидел ликующих братьев и иерофантов, в едином порыве следовавших за Советом, чтобы поклониться сияющей Сфере Неотразимости.

Я хотел бы, чтобы эта прекрасная картина осталась со мной, но она исчезла внезапоно, как и появилась, и тогда я вспомнил, что еще не сказал наставнику о женщине в зеленой одежде, которую видел, и о том, что я боролся с искушением обладать сокровищем и победил его, и потому лишь вытер и почистил все содержимое золоченого сундука, найденного мною, но не взял себе ни одной монеты.

И тогда отец Кантор стал серьезен и спросил меня, не видел ли я в том сундуке сердце. - Сердце? - спросил я, не понимая. Да, обычное человеческое сердце, сушеное, - сказал кантор, и я увидел, как лицо его воспылало внезапно гневом. И тогда я сказал, что сердца там не было.zakarum19.jpg (8846 bytes) Я очень старался и напрягал свою память, но я помнил каждую бутыль с лечебным настоем и каждую монетку. но не было там ничего, похожего на человеческое сердце, и опять задумался о некромантии, которой возможно все-таки занимался кто-то из братьев. Но отец Итериций взял меня за руку и потащил к вейпойнту -- прежде чем я умпел задать ему еще хотя бы один вопрос. Мир потемнел на мгновение, и я увидел, что стою в Травинцале - вернее не стою, а двигаюсь, потому что кантор тащил меня за руку прямо к зданию Совета. Как только я успел что-то сообразить, я попытался упасть на колени - никогда еще я не представал перед Советом столь близко. А сейчас все высшие советники - Тоорк, Гелеб, Измаил, Бремм, Вианд и Маффер (правда я с трудом понимал, кто из них кто) - были передо мной. Вернее, я перед ними. И я упал бы на колени, если бы кантор не держал меня крепко. - Этот Верный уверяет, что сердца нет на месте -- пробасил Итериций без предупреждения. Советники переглянулись. - Это правда? - спросил один из них ледяным голосом; ледяное дыхание я чувствовал даже стоя в отдалении и потому узнал господина Тоорка, о котором нам рассказывал наш старый кантор. - Ты осмотрел содержимое золотого сундука и не видел там сердца? - Клянусь светом Закарума, о отец... - Оставь эти глупости! Так значит там не было сердца... Тоорк оглянулся на остальных членов Совета, но те некоторое время молчали. Потом один из них заговорил. - Мой посланец вернулся недавно, проверив джунгли флэйеров. Он принес плохие вести. Кто-то убил шамана Эндугу, и значит, мозга тоже уже нет в том месте, где ему положено быть. Советники зашумели. А око? Как же око? - спросил один из младших советников, которого я не знал по имени. - Можно думать, что и оно похищено -- пробасил Измаил, скрестив на груди могучие руки. Мне показалось, что из рук его росли шипы -- но поскольку Измаил кутался в свой алый плащ, я не мог их рассмотреть. Я принял это видение как еще одно искушение моей веры. - Говорил я вам, что нужно было сжечь тело, а не заниматься всякой ерундой и не швырять куски по подземельям -- пробасил Бремм, мрачно сидевший в углу. Я переводил взгляд с одного из советников на другого и видел их смятение -- иначе, уверен, ни давно бы уже превратили мое присутствие рядом с ними в мое отсутствие -- не только в Травинцале, но и вообще. Я опять ощутил странный холод, и этот холод не был ледяным дыханием Советника Тоорка. - Поздно теперь ворчать. Куда вы подевали цеп? Кто-то из советников приподнял подол красной мантии и показал висевший на поясе цеп. Собратья схватили его и принялись передавать один другому. - Ты его спрячешь. - Нет, ты. - Унесем его и спрячем. - В еще одно подземелье? Хватит уже. Надо держать при себе. - Вот и держи, а мы пойдем вниз. Там надежнее... - Трусы... вы так и будете прятаться в катакомбах, пока кто-нибудь не прийдет и не разрушит Сферу? Это невозможно, - зашелестели голоса низших советников, - это невозможно. Наконец кто-то вспомнил о том, что рядом стоим мы с кантором, и один из младших членов Совета проводил на за дверь, однако велел остаться там и ждать. Мы провели полчаса в молчании и тревоге, которой я не испытывал никогда прежде.

Когда меня вызвали вновь в зал Совета, я не думал уже, что оттуда вернусь. Я услышал и узнал слишком много, хотя и не очень понял, что происходит. Может быть это меня и спасло. - Мы благодарим тебя, о Верный, за твое рвение и неоценимую помощь... - сказал советник Тоорк, когда я предстал перед ним. "Помощь при чистке канализации" - добавил я про себя, но Советник не заметил, что я слушаю его без положенного благочестия. - За твою помощь ты достоин высокой награды... - Сделать его одним из Совета, - иронично заметил Измаил, прерывая пафосную речь. - Вместо Халима что ли? - буркнул Гелеб, который грыз ногти а углу и иногда поглядывал на меня изподлобья. - Хоть и вместо Халима. Пусть он в гробу перевернется... - Если бы вы его положили в гроб. Так нет же... по сундукам раскидали... - Утихни, - гневно фыркнул Тоорк на бурчащего Гелеба, и тот действительно утих. - Мы не можем принять в совет того, кто не посвящен в священный сан. Ты должен сначала стать иерофантом. Ты уже знаешь магию? - Меня не учили магии, - ответил я. Голос мой прозвучал жалобно. - А чему же тебя учили? - Обращению с пикой, косой и алебардой, а так же истории религий и еще некоторым премудростям... - Безобразие. Распустили школу... а ведь когда-то мы выпускали самых качественных паладинов, - советник покачал головой. - И наставник Итериций тебя ничему не научил? - Наставник Итериций послал меня чистить канализацию... Я так желаю опустить завесу жалости над концом этой сцены.

Конечно, ни иерофантом, ни даже секстоном меня не сделали. Наставнику Итерицию пообещали велеть научить меня магии, потому что я "далеко пойду" - так сказали члены высшего Совета, и я был очень горд собой. После чего один из вторых советников взял меня за руку и сказал, что предложит мне большую награду, чем я мог бы пожелать - и покажет мне истинный свет, чтобы укрепить меня на пути нашей веры и в ненависти к ее врагам. Я очень робко сказал, что я и так искренне верую в свет Закарума и в то, что город процветает, охраняемый Сферой Неотразимости, как бы враги и отступники не старались внушить нам что-либо иное. Но глаза советника столь фанатично горели, что я поспешил не возражать. Тогда он, с согласия прочих советников, взял с меня клятву не говорить ни одной душе живой о том, что я увижу, и открыл мне путь в глубины святилища. Он привел меня к вейпойнту, и когда тьма исчезла, я понял, что мы уже внутри храма, вход в который был запечатан для простых смертных и тех кто не был посвящен в тайны Закарума. Я искренне надеюсь, что мой дневник нельзя считать душой живой, так что я могу поджелиться с ним увиденным, и тем не менее вряд ли смогу о чем-нибудь написать. Потому что прошли мы по внутренним залам святилища, мимо его стражей, которые были темнокожими и ужасными, мимо отрядов дарклордов, который приветствовали нас и зажгли нам факелы, и спустились в самый глубокий зал, где нас приветствовал советник Бремм и его помощники, не слишком радостные нашему приближению. Они сказали, что не могут впустить нас дальше, чтобы я сейчас увидел свет закарума и прочая и прочая и прочая, потому что свет сейчас занят. И видимо еще долго будет занят. После чего советник замолкли и с почтением склонились перед кем-то, кто, не говоря ни слова, проследовал мимо них. Я стоял за колонной и только издали видел фигуру в сером плаще с капюшоном; он прошел туда, где, как я понял советников, находился свет Закарума, правда я сильно сомневался, что свет может быть сосредоточен в одном месте. Его появление нам было предсказано, - сказал Бремм советнику, что привел меня. Иди же и сообщи наверх о том, что это совершилось. Потом он прожег взглядом меня, настолько велик был исходивший от него жар. - Ты видел то, что вряд ли был достоин увидеть. Молчи же об этом, и да пребудет с тобой свет Закарума.

На всякий случай я прошел в Нижний Город, воспользовавшись вейпойнтом -- после общения с Советниками я чувствовал себя настолько почти секстоном, что внушил себе, что имею полное право им воспользоваться. Подошедший брат-закарумит сказал мне, что враги прошли Нижний Город насквозь. Сметая все на своем пути, они прошли через западную часть города и сейчас направляются к воротам Базара. Предчувствуя неладное, я побежал туда -- и споткнулся о тело Розенкранца, лежавшее на земле. Рядом лежали поверженные тела других братьев. Вокруг Розенкранца валялись бутылки, в которых он носил свою розовую настойку. Часть бутылок была пуста, часть разбита. Я заметил лишь несколько целых. Потрепанный секстон разбитого отряда прятался за деревом. Он был настолько подавлен, что порывался наложить на себя руки, но ему никак не удавалось наложить заклинание. Из его спутанных объяснений я понял только, что отряд неверных только что прошел здесь, и бывшая с ними женщна в изумрудном платье поразила пытавшихся остановить ее от входа в святой город братьев, кольцом молний, вышедшим из ее рук. Они прошли на Базар.

Я кормил птиц, стоя на крыльце, а рядом сидел брат Рубеус, делящийся со мной новостями с Базара. Пришельцы только что разметали два отряда верных, и отвергнувшие религию света паладины порубили на куски троих канторов. Все, о чем я слышал, было настолько нереально, что я удивлялся спокойствию канторов, которые не ведут нас в бой. Я начинал сомневаться в том, что слышал, видел вчера, и тем более в том, что день назад я был у Советников и тем более спускался вниз и видел странника, прошедшего в обитель света. Парваций прошел через вейпойнт, пока секстоны не видели, и принес нам немного сохранившейся у него настойки. Мы выпили ее, чтобы подбодрить упавшие силы.

Брат Альбертиций сказал, что видел тело Сарины. Он спустился в храм, чтобы повидать ее (он иногда это делал; но у меня не хватило мужества, чтобы укорить его за это) и нашел лишь окровавленные тела ее и ее соратниц. Книги тоже не было, и вероятно это должно было не понравиться иерофантам. Но имело ли это сейчас какое-то значение?

Пошел дождь. Смотрели на круги на воде. Каждый думал о своем.

Потом я помню призывный клич нашего кантора Итериция, то, как схватил оружие и бросился вперед. Так легко было ни о чем не думать, лишь выполнять приказ, и чувствовать воодушевление, ненависть к врагу и волю к победе. Умирая, я встретился взглядом с черными глазами девушки в изумрудном платье, из рук которой вылетела молния более могущественная чем я видел у иерофантов. Она сразила меня и еще четверых. Кажется, она улыбалась.

Я не думал, что молитвы кантора Итериция помогут мне, но все-таки я был жив. Уцелевшие братья из нашего отряда собрались рядом. Нас осталось слишком немного. мы сидели на ступенях одного из полуразрушенных храмов, и на мгновение все показалось мне таким, как было раньше. Таким как было все дни. Как будто ничего не изменилось. Но я помнил вчерашний день. И я помнил то, что было перед ним, потому что записал его в дневнике. Когда-то давно я начал писать дневник, зная, что никто не будет его читать, кроме может быть меня самого; когда меня начинала подводить память, я обращался к нему и вспоминал то, что было со мной. - Они штурмуют Травинцал, - печально сказал кантор. - Почему мы не бросимся и не поможем? - я не понимал. Он пожал плечами. - Так пожелали те, кто создал наш мир. Братья стояли вокруг него полукругом. - Покажи Город, - прошептал я ему еще раз. Покажи нам всем город во всем его величии, которое возрастает, хранимое Сферой и благоразумием Совета, чтобы мы укрепились в вере и удвоили наши силы... Он был очень грустен, но все же внял моей просьбе. И мы, собравшиеся вокруг, видели, как садившееся солнце освещает храмы и дворцы священного города, и видели, как склоняются в благоговейном поклоне братья и наставники, взирая на охраняющую нас Сферу. Нам стало спокойно и светло - на всего лишь одно мгновение, и я почему-то знал, что оно больше не повторится. Если же оно повторится, даже в нашем мире, то это уже будем не мы. Я просто знал это -- наверное так тоже было задумано теми, кто создал нас. Прекрасный мираж еще стоял у меня перед глазами, когда я понял, что наш мир не реален. Остальные Верные тоже поняли - и я видел по лицу кантора, что он понял это не хуже чем мы. И он увидел сейчас то же, что видел я доселе -- увидел разрушенные дома и оскверненные храмы, увидел трупы на улицах и ужасных монстров, которых мы кормили своим заплесневелым хлебом. Но я увидел что-то еще. Я не особенно верил в ту прекрасную мечту, которую показал мне кантор, и я не верил в то, что глубоко в подвалах святилища, куда проследовал странник, советники действительно видели истинный свет. Я подумал о том, что вся моя жизнь, которую я только что записал, приснилась мне когда-то и не существует, а все, что у меня есть сейчас - это льющий с неба бесконечный дождь, разрушенные здания некогда великого города, растерянные братья и не менее растерянный наставник. И никто из них не был уверен в том, что было вчера, а я так же в том, что будет завтра.

zakarum4.jpg (30561 bytes)

 

 

- Разбита сфера неотразимости, - сказал брат Парвус, прилаживая леску к удочкам. - А что Совет? - осведомился я. - Советники убиты, - все так же невозмутимо сказал он. - Те, кто охранял Сферу. Некому теперь приносить рыбу. Можем все съесть сами. Хочешь? Я приподнял голову, подставляя лицо дождю.

Амазонка бежала по опустошенному Курасту. Верная валькирия и тяжеловесный варвар-наемник с трудом поспевали за ней. Она не знала до конца, почему использовала вейпойнт и вернулась сюда -- может быть ей просто хотелось вернуться, чтобы еще раз увидеть, как идет тропический ливень, и взглянуть на полуразрушенные храмы, странного величия которых она не понимала. Может быть ей хотелось еще раз заглянуть в доки и поговорить с мудрецом Ормусом, и послушать, как дождь стекает с листвы. она прошла сухой жар и огонь адских равнин, и она замерзала в ледяных пещерах и на выветренных равнинах северных земель; но почему-то ее потянуло к пройденным ранее местам. Она бежала, потому что не привыкла ходить, и зорким взглядом высматривала последних монстров, еще прятавшихся в листве. Ее надежный лук с готовностью выпускал пачками стрелы, летящие во всех направлениях и настигавшие тех, кто пытался скрыться. Когда она пробежала мимо кучки недобитых закарумитов, или зилотов, или этих... верных... она всегда путала, кто есть кто - они так смешно заохали и побежали прочь от нее, что амазонка даже решила их не убивать. Они были смешны, но не опасны. Они жили в придуманном мире, который создавала для них Сфера Неотразимости, а их руководители, высший Совет, полностью попали под влияние одного из трех воплощений зла, повелителя ненависти. Но сфера была уничтожена, а демон убит, и беднягам ничего не остается, как только бежать от победителя в страхе. Понимают ли они, что были введены в заблуждение, попытаются ли восстановить истинную религию Света? - амазонку не слишком интересовало. Прятавшийся за деревом кантор, которого она не сразу заметила, не скрылся в страхе. Он внезапно выскочил впреред ударил ее молнией. Рефлекторно амазонка вскинула лук и выпустила пачку стрел. Меткий выстрал сразил кантора, а остальные направленные боевой магией стрелы настигли его растерявшихся спутников. Они не нападали. Просто неуклюже толклись рядом. Но уже ничего нельзя было изменить. Амазонка сделала несколько шагов, осматривая вещи, выпавшие из убитых. Несколько бутулок с лечебным зельем, горстка золотых монет, сломанная пика... не густо. Она подцепила ногой валявшийся рядом с одним из убитых свиток. Он не был похож на свиток портала или свиток определения магических свойств вещей, которые она знала и умела читать.

"Какой-то новый квест" - подумал игрок, прижимая нос к экрану, чтобы внимательно разглядеть картинку.

zakarum20.jpg (10967 bytes)

Наш корабль подошел к докам Кураста в полдень. Хотя уже с утра я видел берег и изумрудные кроны деревьев - как мне говорили, то начинались уходящие в бесконечность джунгли. Мои надежды и помыслы стремились туда, к древнему священному городу, хранившему тайны религии Света, туда, где обитало Братство, к которому я давно мечтал присоединиться...

Игрок заерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и задел ногой провод питания, ведущий к компьютеру. Несколько мгновений он ошарашенно созерцал темный экран. Потом выругался, полез под стол и вновь соединил провода.

Игра загрузилась, но свитка в инвентаре амазонки не оказалось.

"Глюк какой-то" - озадаченно произнес он. Еще раз покачав головой, вздохнул и вышел из игры. Нажал на иконку, и на экран выскочил WinAmp, стоявший на рандоме. Из колонок вместо звуков дождя и тропического леса полилась негромкая песня.

Туча лежит от горы до горы:
Кто-то игру отложил до поры,
И над долиной коробку закрыл -
Фишки, бывшие нами, станут кем-то.
И снова Будут биться за что-то: кто удачней, кто нет.
Но ни Вас, mon roi, ни меня - вот такого -
Не найдется другого до скончания лет.

« предыдущая страница 1 2 3 4 5 следующая страница »
Добавлено22 февраля 2003
3.1
Голосов: 7
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Просмотров15163
АвторInity
Ваша оценканеобходима регистрация

Комментарии (7)

TimeToDie @ 27.05.2004 - 14:33
Где расказ.Я нихрена не вижу!
poopok @ 31.05.2004 - 22:24
9 to3e Hu4e He By]l[y :-
Astaroth @ 17.06.2004 - 16:41
Это шутка такая или

[Три параграфа вырезано цензурой]


?
Inity @ 21.09.2004 - 06:56
Не знаю, шутка или нет - вообще-то рассказ тут раньше был.
Его всегда можно прочитать на сайте автора, то есть меня.

http://www.matrixagents.net/modules.php?name=News&file=article&sid=79&mode=&order=0&thold=0

Альтернативные ссылки на тот же фанфик.
http://www.fanfic.ru/story.php?no=676
http://otherside.junik.lv/pages/zakarum-ru.html
Vesper @ 02.11.2005 - 14:39
рздел заброшен... мало осталось верных... и кстати стрейф не должен был в убегающих попасть)))
Садист @ 06.07.2009 - 03:43
Прикольный фик...Жалко их эх....
tatar_3 @ 18.05.2014 - 11:20
Очень понравилось: интересно, с юмором. Оценка 5+

Scroll of Zakarum есть в игре?

Добавить комментарий

Опции
Символы на картинке
captcha