Scroll of Zakarum

zakarum14.jpg (22071 bytes)

Дома в верхнем Городе все стоят пустые -- и дома, и храмы. Пока мы вспоминали, где дорога ко второму храму, заглянул в несколько домов. Такое ощущение, что они покинуты много лет назад. Тут что-то неправильно -- ведь я прибыл в Кураст не так уж давно, и здесь везде жили люди. Я помню, как они нам улыбались, когда я в толпе послушников следовал к священному городу. Я внезапно огляделся вокруг, пытаясь осознать то, что доселе ускользало от моего взора. Священный город разрушался. По улицам бродили дикие звери, храмы и реликварии стояли в запустении, трава пробивалась через камни мостовых. У заброшенных домов мне попадались скелеты и мертвые тела, которые братья даже не позаботились похоронить. Я забыл, когда в последний раз видел кого-то из крестьян, и сверился с дневником. Мне казалось что Совет был совсем недавно, но я явно помнил, что крестьяне стояли на порогах домов и радостно приветствовали славное воинство закарума, махая нам зелеными ветвями. Или этого ничего не было? Я потрогал стену дома - камень крошился. Мне стало холодно. Я пытался вспомнить, было ли как-то иначе в нижнем Городе или на базаре, но не смог. Подошел Альбертиций. Я не стал делиться с ним своими соображениями. Похоже, что моя депрессия просто означала, что скоро будет дождь. Это было не удивительно. Я видел круги на воде. Обыскали еще два храма у причала. Пусто. Ну вернее не совсем пусто -- нашли летучих мышей, распугали гнездящихся прямо на полу в изобилии крыс, и какие-то громадные синие змеи уползли при виде нас и спрятались в темноте.

Решил сократить дорогу назад, прыгнул на вейпойнт и оказался сразу в нижнем Городе. кажется немного промахнулся. Как только иерофантам удается ими правильно пользоваться... Да. Я забыл, как тут мрачно. На Базаре хоть дома каменные, и крыши у них не так протекают. Это я к тому, что опять пошел дождь. Секстон с отрядом младших закарумитов прогнал меня прочь от вейпойнта, сказал что надо ходить пешком. Я и не отказываюсь. Если бы только поменьше дождей было. Все равно наступил в лужу, ноги промокли, настроение испортилось.

zakarum15.jpg (18925 bytes)Скучаю. Альбертиций все не приходит, может быть сам нашел свою книжку. Кидаю птицам крошки в окно. Парваций предлагает переехать в новый дом - на берегу реки, благо кантору похоже все равно где мы будем жить. Отправил его самого подбирать подходящее жилище. Наказал искать такое, где был бы целый потолок. Не уверен, что он меня расслышал.

Папочка Интелиций в кои-то веки проводит занятия. Собрал нас в кружок и долго рассказывал о магии. Рассказал о магиии четырех стихий, холода, огня, молний и яда. Все рассказал очень подробно, однако у меня в прошлогоднем конспекте все это уже было. Потом извинился - оказывается, по ошибке прочитал прошлогоднюю лекцию. Братья говорят, что узнали много нового и интересного.

Папочка простудился и совсем расклеился. Кто-то из братьев сделал ему шарф, кто-то сбегал за настойкой к Розенкранцу. Розенкранца так и не перевели в Верные, и он все еще мокнет в тростниковых хижинах в нижнем Городе. Впрочем мы все мокнем. Я обещал отдать все содержимое сундуков в нашей келье тому, кто укажет мне во всем Курасте хоть одно сухое место. От этих постоянных дождей развелась мошкара. огромные зудящие стаи мелких кусачих тварей. Тренировался поутру владению косой - всего искусали.

Встретился с Альбертицием - у того вся спина в ожогах. Иерофант-библиотекарь молнией его шарахнул за то, что все еще не вернул книжку, а кантор отказался лечить. Звери они все. Даже животные, что бегают по улицам, и то добрее, чем эти иерофанты - по крайней мере они нас не трогают. Крестьян иногда едят, это правда. zakarum16.jpg (20789 bytes)Пошли искать книгу в заброшенном храме. Встретили там ... мне страшно это сказать. Встретили там девушку, причем не одну, а в компании ей подобных. Девушки были в обтягивающих и открытых одеждах и вообще выглядели так, как смиренному брату закарума не полагается не толко смотреть, но и описывать. Я скромно потупил глаза, стараясь не смотреть на точеный бюст предводительницы, и поэтому видел только ее изящные, стройные ноги. Брат же Альбертиций не закрыл лица своего, как полагает достойному из Верных, но смотрел честно и прямо в темные очи девы, пожирая взглядом ее бледное лицо, которое показалось мне прекраснее солнца и луны вместе взятых (признаюсь, один раз я все-таки посмотрел... и еще признаюсь, я слишком давно уже не видел ни солнца, ни луны...) Дева, назвавшаяся Сариной, указала Альбертицию на забытую книгу, и очень вежливо попросила сообщить иерофантам, что она взяла ее почитать - они ведь не будут против, правда? на вопрос, откуда она взялась в этом заброшенном храме и что делает здесь, дева лишь таинственно покачала головой и прошептала "Секрет, юный мой брат, секрет... приходи еще раз, и я расскажу тебе, когда будем наедине". И была прекрасна она и спутники ее, как приготовленное к битве войско - и боевые топоры их поблескивали в полутьме. Не помню, как я выбрался из храма, помню только сладостную улыбку Альбертиция на его глупой физиономии - и я ненавидел его, ибо он бездумно нарушил заветы нашего ордена, а Сарина смотрела на него, а не на меня, а он внимал ей, и даже, как я могу думать - он ее коснулся, и она ответила ему взаимностью; и потому я должен был его убить, будь на то приказ кантора, но рука моя не поднималась, ибо я тоже видел Сарину, и вспомнил о том, как прекрасны бывают женщины. Так мы стояли и пялились друг на друга, пока не пришел иерофант со свитой зилотов и не поинтересовался, что мы тут делаем.

Я честно рассказал отцу иерофанту все - без утайки, и видя мое честное рвение и чистосердечное раскаяние, отцы повелели мне, как и заблудшему Альбертицию, согрешившему по случайности, а не по злому умыслу, ранить от любой души то, что видели мы Сарину; ее присуствие в священном храме будет решаться Советом, и не дело простых братьев знать и помышлять об этом, как нам было сказано. За похвальное рвение мое, проявленное в искреннем желании найти библиотечное имущество и возвратить, было так же предложено перевести меня в Верхний Город, где я бы занял место в числе Верных второй ступени; и узнав об этом, я возадовался весьма, ибо я смог бы оставить Парвация одного с его промокшей циновкой. Но ликованию моему пришел конец, как только я узнал, что буду переведен под начало кантора Итериция.

Перенес вещи в Верхний Город. Рубеус и Парваций провожали меня до ворот. Похоже эти ребята в чем-то спелись. Парваций берет у Рубеуса уроки ухода за животными и похоже скоро будет разбираться в этом совсем недурно. Говорит, они собираются приручить какую-то стаю диких обезьян, которая недавно забрела в город и не хочет уходить. Пожелал им удачи.

Альбертиций предложил делить с ним келью. Вместе прошлись по Верхнему городу и нашли подходящий домик, еще не совсем развалившийся. Там устроились вдвоем, но уже наутро я об этом пожалел, поскольку Альбертиций не давал мне спать своими разговорами всю ночь, а все эти разговоры были о Сарине. С трудом уснул под утро и в результате опоздал на утренний сбор перед кантором.

Выслушал все, что кантор обо мне думает. Узнал много нового и интересного о себе. Сейчас отправляюсь чистить канализацию. Да, суровый он мужик. Очень суровый.

zakarum17.jpg (13800 bytes)Никогда не думал, что тут все так запущено. Весь перепачкался в какой-то зеленой жиже, то, что когда-то было белой робой Верного, через несколько часов работы полностью позеленело и оказалось облеплено какой-то трухой. Передавил кучу крыс и потом долго отмывал в грязной воде сапоги. Встретил по пути здоровенную мумию, окруженную ожившими скелетами. Мумия приветливо мне улыбнулась, обнажив огромный ряд острых зубов, и представилась древним хорадримом. Я подумал, не спросить ли его про перегонный куб, который так искал мой старый товарищ брат Розенкранц, но решил не рисковать. Мумия указала мне путь к спуску на второй уровень. Разогнал стаю летучих мышей и полез по лестнице вниз. Надо же закончить начатое. Второй уровень к счастью оказался не таким большим как тот, что я только что вычистил. В воде плавали две плюющиеся ядом зверюги, а в темном углу бродило несколько мумий, которые в отличие от Хорадрима были не такими разговорчивыми, однако подвинулись, когда я их попросил, так что я подмел весь этаж. Понятия не имею откуда в канализации развелось столько мумий -- уж не занимается ли кто-нибудь из наших отцов на досуге некромантией. Так в компании мумий я подмел пол и добрался до небольшого золоченого сундука. Брат закарумит не должен владеть имуществом, но я и не собирался овладевать им -- просто мне велели прибраться, вот я и прибираюсь, так что я должен был почистить сундук и все что в нем внутри -- так я решил, вытряхивая из сундука содержимое. Задумчиво протер я каждую золотую монету и бутылку с лечебным соком, что обнаружил в сундуке, и, видя свою задачу выполненной, вернулся на поверхность.

Похоже я возился с канализацией больше чем следовало. Когда я явился к Итерицию, братья уже рассказывали друг другу о том, что кто-то из неверных пытался штурмовать ворота Нижнего Города около часа назад. Иерофанты повелели усилить охрану и срочно собрались на совет. Похоже что кантору тоже уже не было дела до того, что я только что вернулся из канализации, и он посмотрел на меня с жалостью. Старик Итериций был суров, но отходчив. Это я быстро понял. Братья нашего отряда собрались вместе на срочный инструктаж. Похоже что наставники настолько давно не сталкивались с враждебно настроенными неверными, что сейчас это вызывало у них некоторые затруднения. Было предложение послать кого-нибудь из зилотов на разведку в близлежащие джунгли, чтобы выяснить, откуда появились враги -- однако этот вариант был сразу отметен. Кто-то из иерофантов воспользовался вейпойнтом и успел побывать в нескольких местах, однако слухи о том, что он там видел, были слишком противоречивы. Главное было то, что вейпойнт в доках Кураста отказывался принимать кого-либо из нас. Из этого наставники сделали вывод, что обитатели доков во главе со старым еретиком Ормусом таки решили отколоться от религии Света и воспользовались защитной магией, не позволяющей никому из братства Закарума проникнуть в их обиталище. Я уже не помнил тех мест, потому что проезжал их слишком давно; с трудом припомнил шаткие мостки над гниловатой водой и кузницу Хратли, который чинил мне доспехи. Я думаю, что те мои доспехи давно уже были перенесены в одну из сокровищниц ордена, когда я получил белую закарумитскую робу взамен их. Я не помнил - я с трудом помнил то, откуда я прибыл сюда, какова была моя дорога и как мое имя. К несчастью я не записал этого в своем дневнике.

В Нижнем Курасте было неспокойно. Когда я прибыл туда вместе с парой Верных, посланный узнать, что происходит, я увидел, что на земле валялись трупы птиц и прочих зверей, к которым мы стали уже привычны; секстон вместе с горсткой братьев рассказали нам, что совсем недавно сквозь ворота прошла группа чужестранцев, двое из которых выглядели как паладины Закарума, а двое были женщинами. Привратники рады были встретить святых паладинов и не удивились их странным спутницам -- так они и поплатились, один окончил свой век со стрелой в груди, а второй -- сраженный молниевым разрядом. на своем пути пришельцы оставляли взломанные сундуки и разбитые корзины, выгребали из них имущество пропавших крестьян и бережливых братьев, и убивали все, что двигалось. один из отрядов закарумитов, попытавшихся под предводительством секстона приблизиться и выяснить, что происходит, был наголову разбит. По свидетельствам выживших, пришельцы добрались до вейпойнта и исчезли. Несколько человек не могли ничего сделать с хорошо обученной армией братства, так нас утешали наставники -- но в наши души закралось сомнение.

Брат Рубеус плакал -- я встретил его на базаре, когда возвращался. Пришельцы убили всех зверей, о которых он так заботился, особенно же он убивался по поводу Грозодрева - так, как я понял, звали ту большую дубоподобную зверюгу, которая жила у ворот. Рубеус не успел ему на помощь и теперь выглядел совершенно разбитым и потерянным. Я не знал, что ему сказать. Почему-то мне не хотелось говорить о старушке, которая искала деньги для пожертвований и не вернулась. Я решил подумать об этом позже.

Птицы все кружили возле моей кельи. Они каким-то образом узнали, что я переехал, и переместились за мной, зная, что я всегда принесу им краюху закарумского хлеба. Поскольку крестьян совсем не осталось, братья пекли хлеб сами, и последние недели он был более отвратителен, чем когда-либо, но птицам почему-то нравилось. Я раскрошил на ладонь очередную краюху и огляделся вокруг. Меня охватила непонятная горечь, когда я еще раз заметил то запустение, которое царило вокруг. Дикие звери, которые не трогали нас, но которые наводили ужас на простых жителей... я был не уверен, когда я последний раз видел кого-либо из крестьян. Я уже не был ни в чем уверен. Мне казалось, что мы живем как во сне, в сердце изумрудных джунглей, в священной обители нашей веры - и не видим того, что наша обитель и наша вера пришли в запустение. Иногда мне казалось, что только я один вижу это, что для всех остальных ничего не изменилось. Я должен был посоветоваться с кантором насчет моих сомнений, потому что истинный брат закарума не должен сомневаться. В этом, думаю я, была моя беда.

Прошел брат Парвус с удочкой. Говорит, что один из советников хочет перевести его в зилоты - тогда Парвусу не надо будет так далеко ходить на рыбалку. Хвастается, что советник Гелеб Флеймфингер попробовал пойманную им рыбу в жареном виде и очень хвалил. Парвус уверяет, что советник жарил рыбину на своей собственной ладони. Наверное, ему показалось, хотя кто знает, каких высот в магических искусствах достигли наши предводители.

zakarum7.jpg (16687 bytes)Я не знал почему - но так полагалось. Братья знали свое место и следовали тому, что указывают им наставники. Когда приходило время боя, ни один из наставников не давал указания перейти из Нижнего Города на Базар или из Верхнего в Травинцал. Вместо этого каждый кантор или секстон просто приказывал своему отряду бросаться в бой, если они замечали противника. Если кто-либо из другого отряда замечали врагов, они тоже бросались в бой, в то время как несколько крепких отрядов могли прохлаждаться в стороне и ничего не заметить. Я не понимал этой тактики боя, но это непонимание было даже выше того, что в бою мы не должны были обсуждать приказы -- я просто чувствовал то, что... ...они просто не могли иначе.

Добавлено22 февраля 2003
3.1
Голосов: 7
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Просмотров15441
АвторInity
Ваша оценканеобходима регистрация

Комментарии (7)

TimeToDie @ 27.05.2004 - 14:33
Где расказ.Я нихрена не вижу!
poopok @ 31.05.2004 - 22:24
9 to3e Hu4e He By]l[y :-
Astaroth @ 17.06.2004 - 16:41
Это шутка такая или

[Три параграфа вырезано цензурой]


?
Inity @ 21.09.2004 - 06:56
Не знаю, шутка или нет - вообще-то рассказ тут раньше был.
Его всегда можно прочитать на сайте автора, то есть меня.

http://www.matrixagents.net/modules.php?name=News&file=article&sid=79&mode=&order=0&thold=0

Альтернативные ссылки на тот же фанфик.
http://www.fanfic.ru/story.php?no=676
http://otherside.junik.lv/pages/zakarum-ru.html
Vesper @ 02.11.2005 - 14:39
рздел заброшен... мало осталось верных... и кстати стрейф не должен был в убегающих попасть)))
Садист @ 06.07.2009 - 03:43
Прикольный фик...Жалко их эх....
tatar_3 @ 18.05.2014 - 11:20
Очень понравилось: интересно, с юмором. Оценка 5+

Scroll of Zakarum есть в игре?

Добавить комментарий

Опции
Символы на картинке
captcha